Доска, или Встречи на Сенной.

 English
 Главная
 страница
 Наши книги
 Прайс
 лист
 Заказ on-line
 Библиотека
 О фирме
 Новости
 Услуги
 Штрихкод-
 сервис бюро
 Карта сайта
 Ссылки
 Контакты

Геннадий Григорьев
Доска
Поэма-быль

Вступление

Это кто, в лисью шубу одет,
вдруг возник средь фуражных припасов?

Ба! Да это же русский поэт -
Николай Алексеич Некрасов.

Он вальяжно идет по Сенной,
дегустируя сбитень и сласти.
И почтительно городовой
улыбается гению: - Здрасьте!

Вдруг толпа загудела кругом.
Раздались чьи-то крики и вопли.
Подавился ли кто пирогом
или чьи-то украли оглобли?

Он толпу раздвигает плечом,
он в сердцах проклинает Сенную...
Вдруг застыл... Он узрел, как бичом
кто-то женщину бьет молодую.

Содроганий души не тая,
русский гений подумал невольно:
- Вот несчастная муза моя!
Муза, муза.... О, как тебе больно!

Бич над телом крестьянки свистал,
не стонала под ним молодица.
А Некрасов в сторонке стоял.
Размышлял: - Может быть, заступиться?
Отобрать и сломать этот кнут,
разъяснить, что насилие скверно?

Но подумал: а вдруг не поймут,
истолкуют превратно, неверно?

Уходил он с понурой спиной
на Литейный проспект, за Фонтанку.
Он остаться не смог на Сенной,
где кнутом истязали крестьянку.

На Сенной били бабу кнутом...
Но Некрасов бы не был поэтом,
если бы не придумал потом
гениальные строчки об этом...

Глава 1

Сенная площадь имя Площадь Мира
в советские носила времена.
Но здесь всегда стояла вонь трактира
домов ночлежных, городского дна.
Ее фасадам, сумрачным от сажи
не страшен косметический ремонт.
Сенную посещают персонажи
иных романов и иных времен.
Сенная - колыбель фантасмагорий!
Недаром, за долги попав в полон,
а в тюрьме сидел Григорьев.
Естественно, не я, но Аполлон.

Мы все - в долгах, счет не ведем которым.
Жизнь прожигаем, сердце веселя.
Но вот предстанем перед кредитором
и чем оплатим наши векселя?
Как в черный час мы выкрутиться сможем,
как избежать нам ямы долговой?
Какие ложки мы в ломбард заложим?
Что продадим на площади Сенной?

На ней - следы упадка и разрухи,
над ней туман преданий и легенд.
Какой заклад процентщице, старухе,
несет, скрывая под полой, студент?

Heт площади страшнее в Петербурге.
Здесь Соня вновь выходит на панель.
Трактирщику удачливые урки
навязывают новую шинель.

Здесь бродит Блок... (Блок был поэт печальный,
но верил - революция близка!)
Готова стать доской мемориальной
здесь каждая прогнившая доска.

Здесь все насквозь пропитано гниеньем
- и доллары, и лапти мужика.
Нет! эта площадь не живет мгновеньем,
здесь, на Сенной, тусуются века!

О, скопище реликвий и отбросов!
Замечу, с вышесказанным в связи,
что в наши дни мой друг Сережа Носов
ее во всей красе отобразил.

Хотя, я полагаю, вы едва ли
его роман "Член общества" читали.

Комментарий к вступлению и главе 1 были "Доска"

 


English | О фирме | Наши издания | Библиотека |Услуги | Штрихкод-сервис бюро | Отдел реализации | Новости | Заказ on-line | Вакансии | Карта сайта